О "Свободном балете" Валерия Терешкина знают или хотя бы слышали все. Танцевальным коллективом - победителем международных конкурсов джазового танца - гордятся красноярцы.

Представляем вашему вниманию интервью с Ольгой Геннадьевной Терешкиной, арт-директором и солисткой труппы "Свободный балет".


Ее путь в танец был долгим: она окончила факультет иностранных языков, преподавала английский язык в школе и в педуниверситете. А потом любовь к искусству взяла свое. Знакомство с Валерием Терешкиным определил ее окончательный выбор - ее судьбой стал джазовый танец.

- Ольга Геннадьевна, что понимается под словами "Свободный балет"?
- Свободный от жанровых границ. Это значит, что не классический, не народный, а индивидуальный, который присущ только нам.
- Имеется в виду джазовый?
- Да.

- Что такое джазовый танец, чем он отличается от других видов танца?
- Я так понимаю, вы имеете в виду классический танец, народный, вообще любой традиционный?
- Да.
- Это, прежде всего, лексика, язык танца. Скажем, в классическом танце есть стандартный набор элементов, каждый элемент имеет свое название. В джазовом танце тоже есть свои термины, но поскольку в основе его лежит джазовая музыка, джазовые движения, то джазовый танец - это импровизация. Чтобы было понятно, приведу пример: скажем, есть очень хорошие музыканты, которые играют Шопена, Шуберта, Рахманинова, Чайковского, но они никогда не смогут импровизировать на этом материале. Есть музыканты, которые могут данную тему, того же Чайковского, например, извратить и сделать много-много вариантов. Конечно, Чайковский бы обиделся, но дело не в этом. Я имею в виду, что когда ты импровизируешь - это уже своеобразная свобода действий, это большое-большое мастерство. Поэтому нельзя подвести джазовый танец под определенные законы. То есть, там нет жестких рамок: как должно быть и как не должно быть. Сколько балетмейстеров, столько и вариантов джазового танца, каждое направление чисто авторское. Наверное, точно так же, как в живописи. У меня есть знакомый художник, очень известный, Валерий Пелепчук. Он изобрел свою манеру живописи: берет капрон и на нем пишет акварелью. Это его технология, только он так делает. И другой художник не сможет повторить это.

- То есть импровизация обязательна в джазовом танце?
- Конечно да, импровизация - это основа. Кроме того, если вы откроете энциклопедию, там будет написано, что джазовая музыка - это музыка с повышенной энергетикой. Что это значит? Это значит, что каждый джазовый музыкант, который участвует в исполнении того или иного произведения, вкладывает свою энергию и свое отношение к музыке. И то же самое можно сказать о танце. Скажем, придет другая танцовщица, с ее приходом танец может измениться, он может просто поменять свое лицо, потому что она будет импровизировать совсем по-другому, вносить что-то свое.

- К чему ближе джазовый танец: к классическому, спортивному или бальному?
- А вы знаете, я вам так скажу: он ни к чему не ближе. Я знаю труппы, которые работают на основе классики. Например, есть итальянская труппа под руководством Викторио Бьяджи, он сам бывший солист Миланского театра оперы и балета, и все его танцовщики с классическим образованием. Но на основе классической лексики, полностью классической формы он ухитряется создавать произведения джазовые. В бальном танце абсолютно нет элемента постановки, там нет балетмейстера, он вообще не нужен бальникам. Им нужен тренер, который будет оттачивать программу, которая и в России, и в Англии, и в Чехии, и в Польше - везде одинакова. Бальники всего мира танцуют одно и тоже. Когда они встречаются, они могут поменяться партнерами. А чтобы поменяться партнерами в джазе, нужно еще договориться и понять, что будет исполняться.

- Почему из всевозможных направлений в танцевальном искусстве вы выбрали именно джаз?
- Лично я?
- Вы и Валерий Борисович.
- Если говорить о нем… Помимо того, что он музыкант по образованию, спортсмен, педагог, он еще и хореограф. Вообще, чтобы быть джазовым балетмейстером, нужно очень хорошо понимать музыку. Нужно чувствовать ритм, синкопу. К джазовому танцу Валерий Борисович не сразу пришел, он много что перепробовал. Он был спортивным хореографом, потом у него был театр пантомимы. Просто-напросто раньше у нас в стране нельзя было танцевать джаз и исполнять его как музыку. Когда мы съездили в Америку, то увидели, что там все танцуют джаз, и, оказывается, это можно делать очень здорово. Мы тогда не были чисто джазовыми, мы просто танцевали современные танцы. После этой поездки он изменил полностью свое мировоззрение и понял, что все-таки хочет заниматься джазовым танцем.

- Проходят ли какие-нибудь региональные или российские конкурсы, связанные с джазовым танцем?
- У нас в стране проходят конкурсы по современному танцу - Counterpart Dance - это современная, но не джазовая хореография. Джаз - это именно энергетическая хореография. Counterpart - чаще всего медленное или совсем другое направление. У нас оно очень развито. Многие балетмейстеры ездят в Англию учиться. В общем, очень часто копируют друг друга в этом плане. А по джазу ничего нет, потому что…. Отвечу вопросом на вопрос: вы знаете труппы или коллективы, которые бы занимались именно джазом?
- Нет.
-Так вот, я подозреваю, что их просто нет. А если есть, то у нас плохо развита пропаганда этого вида искусства, и мы, к своему стыду, ничего о нем не знаем.

- Какую музыку вы используете, какое направление в джазе?
- В новой программе используется Prince (американец), Paolo Conte (итальянец). Это вообще удивительный итальянский композитор. Мы его открыли за границей, потому что его здесь не пропагандируют, и поэтому его никто не знает. Потом будет Wyman, его вы тоже, скорее всего, не знаете. Вот такие музыкальные пласты ухитряется открывать Валерий Борисович. Открывает, потому что он настоящий меломан, многие любители музыки "кайфуют", когда попадают на наши концерты, слышат новые имена, новые произведения. Мы используем джаз, который именно играется, то есть не электрический, а тот, который исполняется живыми музыкантами, чтобы были настоящие живые инструменты.

- Используете ли вы музыку современных джазовых российских композиторов?
- Если говорить о российском джазе, у нас был опыт с Даниилом Кремером, мы выступали и работали с ним, сделали одну совместную композицию. Она называется "Морское путешествие". У Сергея Курехина очень интересная музыка, но он вообще диссидент, то есть уехал в Америку и там умер, но все равно он русский человек, и он писал очень любопытные вещи. Однажды использовалась еще музыка композитора Александра Градского. Он тоже интересный человек.

- Расскажите подробнее о новом мюзикле, который называется "Утро. День. Вечер. Ночь".
- Там много вокала, интересные костюмы, декорации с зеркальными поверхностями. Мы хотели все сделать по-новому, чтобы зрители насладились.

- Кроме концертной деятельности вы с Валерием Борисовичем еще ведете педагогическую деятельность. Каждый ли желающий может придти к вам в студию заниматься?
- В студию, да. Каждый желающий, с любыми данными. Рекомендую посмотреть недавно вышедший фильм с Бандеросом в главной роли, называется "Держи ритм". Бандерос на эту тему говорит, что образование, искусство и культура - это то, чего нельзя лишить человека. Никто не имеет право сказать вам, что вы не имеете права слушать эту музыку, потому что у вас нет слуха. Да, у меня нет слуха, а я хочу слушать музыку. Кто дал право людям говорить, что если у тебя нет чувства ритма, ты не подходишь для танца. Дайте мне возможность просто заниматься танцами. Кто-то из нас, из тех, кто занимается в студии, станет великим танцовщиком, кто-то объедет весь мир, кто-то будет преподавать. Кто-то никогда не станет великим, но всю жизнь будет вспоминать, какое это было счастье - всем вместе танцевать и быть рядом с тем, кто стал великим. Для кого-то это счастье - услышать эту музыку и заниматься с Терешкиным, с этими педагогами. Мне кажется, что это вообще одно из больных мест нашего образования - мы везде проводим селекцию (отбор) и ограничиваем права ребенка. Если ты рисовать не умеешь, тебе нечего делать в художественном. Да хочет он рисовать, отстаньте от него. А этот хочет танцевать. Мы потом сами разберемся.

Юлия Яковлева,
Анастасия Мамаева
Опубликовано в газете «новый Енисей» 14 декабря 2007 г.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить